Когда харламов разбился: Как погиб валерий харламов – Как погиб Валерий Харламов | Русская семерка

Как убили Валерия Харламова

Политика

О последнем дне великого хоккеиста и причинах гибели

Владимир Лактанов

Легендарный спортсмен, на практике доказавший, что канадские хоккеисты далеко не всегда являются лучшими в своём национальном виде спорта, погиб 38 лет назад, 27 августа 1981 года.

Его по праву считали хоккейным чудом ХХ столетия. О нём снят один из лучших российских фильмов о спорте «Легенда № 17». Харламов и хоккей — ровесники. Валерий родился в 1948-м — в тот год, когда в Советском Союзе вошла в моду заокеанская игра.

Богатырём новорождённый паренёк, которого решено было назвать Валеркой, не был. Появившись на свет, весил менее 3-х кило. Часто болел. 

Источник

Семья Харламовых жила в «четвертушке» — на одной четвёртой большой комнаты, которая была огорожена фанерной перегородкой.

Перенесённая в 6 лет ангина дала осложнения. У Валеры забарахлило сердце. Потом на время отказала правая нога и левая рука – хоть на инвалидность подавай!

Отец Валерия, Борис, переживший сына почти на 20 лет, боролся за сына, как умел. Сперва с тоской смотрел, как Валера с замотанным горлом мучается от высокой температуры. А потом взглянул в окно, где, как раз, заливали на катке лёд.

Несмотря на слабое сопротивление матери, Борис поставил сына на коньки. Чтобы закалялся, чтобы вырос из простуд. Шайбы не было.

И юный Харламов гонял самодельной клюшкой консервную банку вместе с ребятами, которые были старше его на несколько лет.

Источник

— Па… тебя там капитан вызывает, — сказал однажды сын, вернувшись домой.  

— Какой капитан? Ты что – в милицию попал?! — ужаснулся отец.  

— Да нет. Капитан вызывает, с паспортом. В ЦСКА. Меня принимают в команду. 

Источник

Папа не пропускал ни одного матча с участием сына. А мама, темпераментная испанка Кармен Ориве-Абад (по-домашнему – Бегония), на первом матче, где легко травмировали её драгоценного Валерку, поколотила тренера. И после этого видела сына на льду только по телевизору.

По началу, советский хоккейный гуру Анатолий Тарасов не принял Харламова, лучшего хоккеиста Чебаркуля, в команду мастеров, и даже оскорбил, накричав на представителя детской хоккейной школы: 

«Кого вы нам даёте?! Таких коньков-горбунков, как Харламов? Зачем они нам нужны?»

Источник

Другой бы сломался. А Валера начал упорно, с утроенной энергией, тренироваться и демонстрировать, на что он способен. Шайба за шайбой летели в ворота. И в 1967 году в команде мастеров ему нашлось место. За полтора года Валерий преодолел путь от новичка до основного форварда сборной команды СССР.

Харламова называли волшебником хоккея, по воле которого шайба оказывалась в воротах соперника в тот момент, когда она… ну, никак не могла там оказаться.  Знаменитые «финты» Харламова, ключевые элементы его обводки, обескураживали шведов, канадцев.

Никто не мог противостоять советскому хоккеисту, выходившему прямо на голкипера и виртуозно поражавшему ворота. Все защитники «уходили под лёд».

Источник

За 15 лет спортивной карьеры Валерий Харламов сыграл 438 матчей за ЦСКА, забив при этом 293 гола. За сборную СССР провёл 286 игр, забросив 185 шайб. 

Спустя 28 лет после смерти Валерия Борисовича, никто так и не смог показать тех сногсшибательных результатов, которые когда-то продемонстрировал он.  

Источник

К 1972 году он был лучшим хоккеистом Советского Союза. Настоящим триумфом были Олимпийские игры в Саппоро (Япония). На них Валерий стал главным бомбардиром турнира и впервые завоевал олимпийское золото. Осенью этого же года стартовала легендарная суперсерия. Советские «любители» сошлись в непримиримой ледовой схватке с канадскими профессионалами.

Ажиотаж перед встречей в Монреальском форуме был колоссальным. Трудно назвать это встречей команд спортсменов из разных стран. Скорее речь шла о ледовом побоище или войне миров: канадского, где, похоже, недооценили русский хоккей, и советского, где были настроены показать Кузькину мать.

Канадцам, которым, по общему мнению, не было равных, Харламов сумел «навалять» — забросил две шайбы.

Сразу после этого ему был предложен миллионный контракт с клубом НХЛ.

Источник

— Без Петрова и Михайлова не поеду, — сразу же найдясь, шутливо ответил он.

Канадские тренеры с готовностью предложили сотрудничество всей легендарной тройке, посулив по миллиону каждому. Поняв, что это всерьёз, ребята отказались:

«Мы — советские люди!»

Источник

Вошедшие в раж канадцы обратились в Политбюро, решив идти официальным путём. Посмотрев на цифры, советские бюрократы изумились:

— Это что за деньги?! Один хоккеист будет получать столько, сколько весь наш дипломатический корпус вместе взятый?! Нельзя их туда пускать! Пусть защищают честь страны.

Источник

«Не переманишь!» — поняли в НХЛ. Но портрет Харламова первым украсил зал хоккейной славы в Торонто.

К 1981 году в составе ЦСКА Харламов стал в 11-й раз чемпионом СССР и обладателем кубка европейских чемпионов. Он был 8-кратным чемпионом мира. 2-кратным чемпионом олимпийских игр. На своём последнем турнире он был назван лучшим нападающим Европы.

У него была ещё одна большая мечта: выиграть первый кубок Канады, который должен был стартовать, как раз, в конце августа 1981 года в канадском городе Виннипеге.

Совершенно неожиданно тренер Виктор Тихонов заявил, что Харламов не поедет на этот турнир.

Источник

Не брать легенду отечественного и мирового хоккея на кубок Канады, мотивируя это отсутствием «функциональной готовности…», было, как минимум, тренерской причудой, которую можно назвать должностным преступлением.

Узнав, что он не едет в Канаду, Харламов зашёл в автобус, где в недоумении сидели молодые хоккеисты сборной, пожелал всем удачи:

«Ребята, я верю, что у вас всё будет нормально»

Источник

Эти слова он произнёс, скрыв то, что творилось у него в душе. И вышел. Никто из хоккеистов сборной не знал, что начался отсчёт последних 24-х часов жизни легенды № 17. Было 26 августа 1981 года. В 11 утра он встретил супругу Ирину и сына Сашку, вернувшихся с курорта. Ирина обратила внимание на задумчивость и растерянность Валерия.

Даже Сашка, взахлёб делившийся впечатлениями о поездке в Крым, не мог отвлечь отца от мрачных мыслей. Дорога на дачу в деревню Покровка под Клином прошла в каком-то странном молчании. Сердце жены безошибочно подсказало ей: произошло что-то очень серьёзное.

— В последний момент «отцепили» от сборной, — тяжело произнёс он, сидя за рулём, вдруг изменившимся голосом. 

Источник

За пять лет до того рокового дня он уже попадал в страшную аварию. Только что сыгравшие свадьбу супруги Харламовы на огромной скорости врезались в осветительный столб. Это, опять-таки, произошло на «Волге» с его любимым номером 00-17 ММБ, который, как считал Валерий, приносил удачу «легенде № 17».

Но то была хоккейная площадка, где скорость могла увенчаться лишь падением. В жизни всё иначе. Тогда, в первый раз, у него были сломаны два ребра слева. Самым страшным был перелом голеностопного сустава. Врачи не давали гарантию, что Харламов будет не то что играть, а ходить, не пользуясь палочкой.

Ему было очень тяжело. Но Харламов безумно хотел играть. Он заново учился управлять ногами. Постепенно начал передвигаться на костылях. Затем с палочкой, заметно прихрамывая. Ну, а потом… попробовал поверх гипса натянуть коньки и выйти на лёд.

Источник

— Валера, как нога? – спрашивали его друзья. — Не болит?

— Нет! — бодро произносил он. — Болит! — добавлял после паузы.

Источник

В фильме «Легенда № 17» показана абсолютно достоверная история его восстановления. Анатолий Тарасов порекомендовал ему восстанавливаться, играя против 7-8-летних пацанов. И он играл. А ребята умирали от удовольствия, понимая, что судьба преподнесла им необыкновенный подарок — не только увидеть живого Харламова, но и поиграть с ним в хоккей.  Вместе с ними Валерий восстанавливал в памяти свою знаменитую «обводку», которой восхищался весь Советский Союз.

Неоплаченный долг

Он был благодарен хоккейной ребятне. И сказал, уходя обратно с детской площадки в большой спорт: «Когда закончу играть, стану тренером… Я им должен остался. Они мне помогли вернуться на лёд».

Но школе Валерия Харламова появиться было не суждено…  

16 ноября 1976 года восстановившийся после тяжелейших травм Харламов играл в календарной игре с «Крыльями Советов». В новость о том, что он вернулся на лёд, поначалу никто не поверил.

Когда объявили, что выходит № 17, стадион аплодировал стоя.

Источник

Его первой после травмы шайбе, заброшенной на первых же секундах, зрители радовались со слезами на глазах. И было чему: произошло второе рождение хоккеиста Валерия Харламова. А третьему случиться было, увы, не суждено.

Время прощания  

Добравшись до Покровки, семья собралась на свой последний ужин.  По случаю 50-летнего юбилея тёщи Валерия, Нины Васильевны, откупорили бутылку вина. Настроение было праздничным. И тут в программе «Время» показали список хоккеистов, которые будут защищать честь СССР в Канаде. Имени Валерия среди них уже не было.

— Ну, ладно. Я пойду спать, — вдруг мрачно сказал Харламов. — Устал что-то.

За два дня до этого в издевательской манере ему было сказано тренером Тихоновым:

«Катайся один, набирай форму, может быть, ты ещё и пригодишься». По сути, это была отставка, которой Харламов не ожидал. А если ещё точнее – удар в спину.

Источник

Свои эмоции Валерий ни с кем не разделил. Поделился лишь тем последним вечером с супругой. Но беседа оказалась тяжёлой. Он погрузился в ещё более подавленное состояние.

В последний вечер он отправился спать в одной комнате с сыном. А жена легла одна. Валерий долго не мог уснуть, ходил по дому, чем привлёк внимание тёщи.

— Может, Санёк мешает? Давай мне его, — сказала женщина.

— Не надо, мам. (Валерий называл тёщу матерью). Пусть побудет со мной. Я скоро лягу.

Но в 3 часа ночи он всё еще не спал. Ночь выдалась адской, полной воспоминаний о славных хоккейных баталиях с ребятами — Михайловым и Петровым, которые были постарше и ушли из большого спорта чуть раньше.

Теперь эти воспоминания были осквернены пережитым два дня назад унижением и позором.

Только в СССР полного сил великого хоккеиста могли взять и «отцепить» от спорта, как списанный вагон. В иной стране представить это было невозможно. О том, какие мучения были пережиты Харламовым в последнюю ночь, не знает никто. Эти так и не выплеснутые страдания были унесены в неизвестность всего спустя 4 часа.

Источник

27 августа, в 5 утра, Валерий, так и не сумевший уснуть из-за не прекращавшегося внутреннего монолога, вдруг  понял, что его подталкивают к тому, чтобы уйти из большого хоккея. Выдавливают так, как совсем недавно выдавили Михайлова и Петрова, его славных партнёров и друзей по великой хоккейной тройке.

Но куда идти, если хоккей стал жизнью? Ответ очевиден. В 06.40 27 августа Валерий разбудил супругу. Моросил противный мелкий дождь. Дорога до Москвы была неблизкой. В 11 утра тренировка. К тому же домой было нужно забросить брата жены, Сергея.

Ира, увидев состояние мужа, предложила не выспавшемуся Валерию:

— Давай я сяду за руль?

Всполошилась тёща, Нина Васильевна, которая сказала:

— Ирочка, у тебя же нет прав!  

— Но Валера же рядом, он мне поможет.

— Валера, не пускай её! — словно почувствовав что-то, отчаянно зашептала Нина Васильевна.

— Не пущу, — твёрдо сказал Валерий. — Я же опаздываю на тренировку. 

И сам сел за руль.

Как и почему, едва отъехав от деревни, «Волга» с номером 00-17 МББ остановилась, и супруга Харламова, Ирина, пересела за руль, не скажет теперь никто.

Источник

На 74-м километре Ленинградского шоссе была положенная «чудо-мастерами» — дорожниками! — полоса нового асфальта. Левое колесо «Волги» съехало на новое покрытие, правое оставалось на старом. Оно было на 7 сантиметров выше.

Автомобиль занесло под встречный «ЗИЛ». Шофёр резко выкрутил руль вправо. И «Волга» на полном ходу ударила его в левый борт. Валерий и Сергей умерли мгновенно. Ирина была ещё жива.

Из «ЗИЛа» и остановившихся попуток к ней спешили на помощь водители, которые распахнули поддавшуюся левую переднюю дверцу. Женщина ещё шевелила губами, силясь что-то сказать. И вдруг умерла.

Источник

Вечером зарубежные каналы показали лучшие моменты игр хоккеиста Валерия Харламова, сообщая о его гибели. Без конца крутили феноменальный гол 1974-го, когда он своими фирменными финтами, разбросав в стороны канадцев-защитников, вдруг скользнул между ними и забил этот невероятной красоты гол.

Советские СМИ отделались сдержанным сообщением в рамочке. Несколько хоккеистов попросили тренера Тихонова отпустить их попрощаться с Харламовым. За свой счёт. Но Виктор Васильевич ответил.

— Есть Харламов. Нет Харламова. Будет ещё Харламов. Не такой он был гений, как это кажется сейчас вам, — словно и не было никогда знака равенства между словами «Харламов» и «Хоккей».  

Источник

А кубок Канады сборная СССР, всё же, выиграла, посвятив эту победу памяти Валерия Харламова.

Такая история.

темы

Новости партнеров

Реклама

Реклама

Москва | Как погиб Валерий Харламов - БезФормата

    Центр

    Белгородская область Брянская область Владимирская область Воронежская область г. Москва Ивановская область Калужская область Костромская область Курская область Липецкая область Московская область Орловская область Рязанская область Смоленская область Тамбовская область Тверская область Тульская область Ярославская область

    Приволжье

    Кировская область Нижегородская область Оренбургская область Пензенская область Пермский край Республика Башкортостан Республика Марий Эл Республика Мордовия Республика Татарстан Самарская область Саратовская область Удмуртская Республика Ульяновская область Чувашская Республика

    Сибирь

    Алтайский край Забайкальский край Иркутская область Кемеровская область Красноярский край Новосибирская область Омская область Республика Алтай Республика Бурятия Республика Тыва Республика Хакасия Томская область

    Урал

    Курганская область Свердловская область Тюменская область Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Ямало-Ненецкий автономный округ

    Юг

    Астраханская область Волгоградская область г. Севастополь Краснодарский край Республика Адыгея Республика Калмыкия Республика Крым Ростовская область

    Северо-Запад

    Архангельская область Вологодская область

«На скорости жил и на скорости умер». Звезда и смерть Валерия Харламова | Персона | Спорт

Харламов пронесся над планетой Хоккей пылающим метеором. Его короткий, но такой яркий путь — предмет сотен и тысяч исследований. Про Харламова написаны книги, сняты документальные и художественные фильмы, его имя увековечено в памятниках и названиях улиц, ему посвящены стихи и песни...

Начало

Будущий хоккейный гений родился в ночь с 13 на 14 января 1948 года в Москве в рабочей семье. Отец, Борис Сергеевич, работал слесарем-испытателем на заводе «Коммунар», как и мама, Кармен Ориве-Абад, или попросту Бегонита, испанка по национальности, приехавшая в двенадцатилетнем возрасте в СССР в конце тридцатых годов прошлого века.

Процесс появления гения на свет начался... в машине: пока маму везли в роддом, пошли схватки. Борис Сергеевич оставил жену в роддоме, а сам отправился пешком в общежитие. По дороге его остановил патруль, и на предложение «пройти куда следует» молодой отец с радостью согласился: мороз в ту ночь стоял трескучий.

В отделении Борис Сергеевич отогрелся, угостил милиционеров махоркой и поделился радостью:

— Сын у меня сегодня родился. Назвали Валерием, в честь Чкалова.

«Валерик был очень слабым, — вспоминал позже Борис Сергеевич. — Весил меньше трех килограмм, да и откуда было ждать богатыря при тогдашнем-то карточном питании? Жили мы в ту пору с Бегонитой в четвертушке большой комнаты, отгороженной от других семей фанерной перегородкой».

В семилетнем возрасте Валера был поставлен на коньки. Отец поигрывал за заводскую команду по русскому хоккею, но хоккей с шайбой уже набрал такую популярность, что конкурировать с ним мог только футбол. Тогдашние мальчишки мечтали быть похожими на Всеволода Боброва.

Не был исключением и Валера.

Подлог

Летом 1962 года на Ленинградском проспекте открылся летний каток, и первым набором в секцию стали мальчишки 1949 года рождения. По возрасту Валера уже не проходил, а вот по телосложению — вполне. Поэтому особого труда ввести в заблуждение тренера Бориса Кулагина ему не составило. Скинул себе годик, взяли. Когда обман раскрылся, наказывать пацана отчислением было уже поздно: слишком очевидны были его способности.

За короткое время Харламов превратился в одного из лучших игроков детской и юношеской школы ЦСКА, однако главный тренер взрослой команды Анатолий Тарасов был настроен по отношению к нему скептически: больно уж маленький. Тарасов был тогда одержим идеей нахлобучить канадцев и делал ставку на физически мощных игроков: «Все выдающиеся канадские хоккеисты — великаны по сравнению с нашими. Как же мы их победим, если мы карлики, метр с кепкой?»

Терзаемый этими противоречиями Тарасов в 1966 году отправил восемнадцатилетнего Харламова в «фарм-клуб»: чебаркульскую «Звезду», выступавшую во второй лиге. Молодой не подвел: забросил в 40 матчах 34 шайбы и летом 1967 года был вызван на тренировочный сбор ЦСКА в Кудепсту.

Партнер Харламова по молодежке ЦСКА Владимир Богомолов вспоминал: «Когда Валеру только начали пробовать в команде мастеров, тяжело ему было: ни физических данных, ни звонкого даже на юниорском уровне имени. Он уехал на сбор в Кудепсту, а, когда снова увиделись, я друга своего уже не узнал. Мышцы так и играли по всему телу. Домой вернулся атлет, хоть лепи с него античного героя».

Здоровье

Действительно, те, кто видел Харламова на льду (а уж тем более — ему противостоял), отмечали его выдающиеся физические качества. Быстрые ноги, сильные руки, невероятная скорость, выносливость: Харламов, казалось, был сделан из стали и сплавов.

Это на самом деле совершенно удивительный факт, потому что с врачами он тесно «дружил» с самого рождения. В грудничковом возрасте страдал диспепсией (неусвоение пищи), легко, по первому запросу, хватал дизентерию или скарлатину. Ангины — без конца, в хроническом режиме, причем с осложнениями вплоть до паралича правой руки и левой ноги. В 13 лет — окончательный диагноз: порок сердца. Физкультура и спорт, соответственно, под полным запретом...

Но это была версия для мамы. Отец же, сам не чуждый спортивного азарта, считал иначе и, когда хронически больной, но шустрый и подвижный Валера возмечтал записаться «в хоккей», полностью его поддержал.

Удивительно, но уже через год электрокардиограмма Харламова выглядела идеально, и в дальнейшем со здоровьем у него не было вообще никаких проблем.

Карьера

Карьера Харламова в «большом» ЦСКА заладилась с пол-оборота. Чемпионат СССР 1967/68 годов армейцы выиграли, и это было первое союзное золото Харламова из 11, которые он собрал за карьеру (именно в том году, к слову, родилась знаменитая армейская тройка Михайлов — Петров — Харламов).

В 1969 году двадцатилетний Харламов стал чемпионом мира, установив возрастной рекорд: до него подобного успеха в столь юном возрасте не знал ни один хоккеист Советского Союза. К началу семидесятых он считался лучшим хоккеистом не только в Советском Союзе, но и в Европе, в 1972 году выиграл олимпийское золото.

Дальше ему оставалось только наслаждаться жизнью, занимаясь любимым делом, купаясь в лучах всенародной любви и славы, собирая титулы. И оставаясь при этом простым парнем абсолютно без звездного пафоса.

Борис Михайлов, Владимир Петров и Валерий Харламов. Борис Михайлов, Владимир Петров и Валерий Харламов. Фото: РИА Новости

Натура

Рассказывает один из биографов Харламова Максим Макарычев:

— «Он был великий хоккеист, потому что человечище был могучий», — обронил как-то гениальную фразу про Валерия Харламова Анатолий Владимирович Тарасов. «Харламов — это не только выдающийся хоккеист, но и прекрасный парень, — подтверждает легендарный Виталий Давыдов. — Хороших игроков немало, но далеко не каждый из них оказывается порядочным человеком. Величие Валерия Харламова я вижу в его преданности — стране, хоккею, друзьям. Он относился к тем людям, которые готовы отдать последнюю рубашку. Его жизнь была насыщена не только серьезными испытаниями, но и радостями, трудом, любовью к родителям, жене, детям».

Работая над биографией Харламова, я был поражен, когда узнал о происхождении фамилии нашего героя. Как тут не поверить в «предначертанность свыше»? Так вот: Харламов — это русская фамилия, происходит от сокращенной формы имени Харлампий. А по-гречески это имя означает «светящийся радостью». Попадание в самое яблочко. Это точь-в-точь про Валерия Харламова.

Хорошо знал Харламова знаменитый советский футболист Михаил Гершкович, возглавляющий сейчас «Объединение отечественных тренеров».

— Нельзя сказать, что мы с Валерой дружили очень близко, — рассказывает Гершкович. — Это просто в силу совершенно разных жизненных графиков невозможно. Но на сборах нередко пересекались, часто созванивались, было много неформальных встреч.

— Каким вы запомнили Харламова?

— Он был великий хоккеист, вот главное воспоминание. Без споров, без обсуждений. Все его коллеги, от Петрова и Михайлова до Лутченко и Васильева, признавали Валеру номером один. А в общении он был очень простой, никогда не кичился своим величием: скорее, стеснялся всеобщего внимания.

— Говорят, он на футбольном поле очень прилично выглядел.

— Точно знаю, что хорошо играл Саша Мальцев, но и Валера был в порядке. У нас, у футболистов, в зимний период в программе подготовки всегда значился хоккей, а в то время хорошие коньки — такие, в которых играли мастера — невозможно было ни купить, ни достать. Как-то мы с Валеркой договорились поменяться, благо размер ноги одинаковый: он мне отдал свои коньки, а я ему — свои бутсы. Позже встретились, говорю: «Ну я-то в твоих коньках теперь лучший в команде!» «Твои „адидасы“ тоже помогают», — отвечает.

— Сохранились у вас эти коньки?

— Конечно. Дома лежат.

Режим

Харламов, рассказывают, любил «погудеть». Никакой, боже упаси, зависимости, но уговорить его на хорошее застолье труда не составляло.

Виктор Тихонов, старший тренер сборной команды СССР по хоккею с шайбой, заслуженный тренер СССР. 1984 год. Назначенный в 1977 году главным тренером ЦСКА Виктор Тихонов был, как известно, человеком с твердым характером и поблажек не делал никому. Особенно в части соблюдения режима. Так вот, нового тренера поразила вольница, царящая в ЦСКА: «Как и все люди, связанные с хоккеем, я немало слышал о „железном“ Тарасове и „железной“ дисциплине в армейском клубе. Но ничего этого не было в том ЦСКА, в который я попал».

Запевалами в «хоре» числились Александр Гусев, Владимир Петров и Борис Александров. Харламов же проходил по разряду «не возражающих», и Тихонов от этой пометочки не отказался до самого конца его карьеры. Она в итоге сыграла роковую роль: в окончательную заявку на Кубок Канады в 1981 году Харламов не попал как раз в связи с нарушением режима, о котором стало известно Тихонову...

Впрочем, был случай, когда даже сам непоколебимый Тихонов едва не изменил своим принципам. Случилось так, что во время одного из турниров два Валерия, игроки сборной СССР Харламов и Васильев, были пойманы с поличным: накануне матча крепко выпили — и попались. Санкций не последовало всего лишь потому, что заменять нарушителей было просто некем.

Матч с чехами, принципиальнейшими соперниками, пошел криво, они быстро забросили две шайбы и отдавать инициативу не собирались. Харламов с Васильевым выглядели слабо, бледный от злости Тихонов, барражируя вдоль бортика, называл хоккеистов врагами и обещал самые страшные кары. Но наслать их не успел: Харламов вовремя «проснулся» и забросил две шайбы, причем одну — с передачи Васильева. Сборная СССР выиграла, а оба Валерия были названы лучшими игроками матча.

«Есть идея: может, разрешить этим двоим пить в порядке исключения?» — консультировался потом с окружением Тихонов. А председатель Госкомспорта Сергей Павлов пошел еще дальше: «Ребята, если вам сильно захочется, возьмите ключи от моей дачи, пейте там. Но на сборах все-таки не стоит. Другие увидят и тоже начнут».

Катастрофа

Сезон-1981 должен был стать для Харламова, по его собственному решению, последним в карьере. В хоккее он достиг всего, о чем мечтал, а 33 года по тем временам — возраст для спортсмена почти предельный.

Хоккейный 1981 год начинался с поездки сборной на Кубок Канады, но главный тренер команды Виктор Тихонов от Виннипега Харламова неожиданно для всех «отцепил».

— Валера тренировался неистово, — вспоминает Вячеслав Фетисов, заставший в ЦСКА самые зрелые харламовские годы. — Он набрал прекрасную форму, и чувствовалось, что ждал турнира такого ранга, чтобы уйти красиво. Мы уже паковали чемоданы, как вдруг Тихонов вызвал Харламова. Через полчаса Валера вышел из тренерской сам не свой. Ничего не объясняя, пожал ребятам руки, что-то промямлил про необходимость победы, развернулся и уехал. Как потом выяснилось, Тихонов наказал его за нарушение режима. Я не знаю, каким было это нарушение...

Сборная улетела в Канаду, Харламов остался в Москве. Ранним утром 27 августа со своей женой Ириной он возвращался с дачи, расположенной в Клинском районе Подмосковья. За рулем «Волги» была Ирина, в салоне, помимо Харламова, — ее двоюродный брат Сергей.

Ночью прошел сильный дождь, трасса «вела». На 74 километре Ленинградского шоссе машину вынесло на встречку, по которой шел грузовик. Водитель толком среагировать не успел: крутанул руль вправо и подставил «Волге» борт. Столкновение было ужасным, без шансов на более или менее благополучный исход. Валерий и Сергей скончались на месте, Ирина — спустя несколько минут...

Первой коллективной реакцией хоккеистов сборной, узнавших о трагедии, было желание прервать выступление на Кубке Канады и вылететь в Москву. Но потом родилось другое решение: выиграть турнир во что бы то ни стало, посвятив победу Валерию Харламову.

В финале сборная Канады была повержена с разгромным счетом 8:1.

Памятник советскому хоккеисту, двукратному олимпийскому чемпиону Валерию Харламову на территории олимпийского комплекса «Лужники» в Москве. Памятник советскому хоккеисту, двукратному олимпийскому чемпиону Валерию Харламову, на территории олимпийского комплекса «Лужники» в Москве. Фото: РИА Новости/ Алексей Филиппов

Память

На том самом 74 километре Ленинградского шоссе установлен памятный знак, мраморная шайба с надписью: «Здесь закатилась звезда русского хоккея».

Знаменитый поэт Михаил Танич посвятил Валерию Харламову такие строчки:

Звонит поутру атээсовский зуммер,
А сердце как знает, а сердце болит!
На скорости жил и на скорости умер
Какой беспощадный буллит!
Артисты уходят, и в трауре сцена
А время течет, как река
И снова за бортиком слышится: «Смена!»
Но смены не видно пока
Нет, жизнь не кончается рамкою черной,
И ты бесконечно живой!
До встречи, Валера. И помни, что в сборной
Семнадцатый номер — он твой!
Мы к этой потере вовек не привыкнем
Она обжигает, как ложь,
И, если нам шайбы не хватит, мы кликнем,
Ты выйдешь и сразу забьешь!

Валерий Харламов с отцом Борисом Сергеевичем.

Валерий Харламов с отцом Борисом Сергеевичем.

Валерий Харламов в юности.

Валерий Харламов в юности.

Члены сборной команды СССР по хоккею Борис Михайлов, Владимир Петров, Валерий Харламов. 1969 год.

Члены сборной команды СССР по хоккею Борис Михайлов, Владимир Петров, Валерий Харламов. 1969 год.

Чемпионат мира по хоккею. Игроки сборной команды СССР Владимир Лутченко, Игорь Рамишевский и Валерий Харламов играют в настольный хоккей. Стокгольм, Швеция. 1969 год.

Чемпионат мира по хоккею. Игроки сборной команды СССР Владимир Лутченко, Игорь Рамишевский и Валерий Харламов играют в настольный хоккей. Стокгольм, Швеция. 1969 год.

Олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта СССР, нападающий хоккейной команды ЦСКА Валерий Харламов. 1973 год.

Олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта СССР, нападающий хоккейной команды ЦСКА Валерий Харламов. 1973 год.

Советский хоккеист Валерий Харламов (слева) и канадский хоккеист Пэт Степелтон (в центре) в борьбе за шайбу во время матча хоккейных команд СССР и Канады. 1974 год.

Советский хоккеист Валерий Харламов (слева) и канадский хоккеист Пэт Степелтон (в центре) в борьбе за шайбу во время матча хоккейных команд СССР и Канады. 1974 год.

Валерий Харламов с сыном Александром и тренером Анатолием Тарасовым. 1976 год.

Валерий Харламов с сыном Александром и тренером Анатолием Тарасовым. 1976 год.

Хоккеист после автомобильной аварии в 1976 году, в которой он получил перелом голени, двух ребер, сотрясение мозга и множество ушибов.

Хоккеист после автомобильной аварии в 1976 году, в которой он получил перелом голени, двух ребер, сотрясение мозга и множество ушибов.

Хоккеисты сборной СССР после вручения высоких наград (слева направо): Александр Пашков, Геннадий Цыганков, Борис Михайлов, Валерий Харламов, Владимир Петров и Владислав Третьяк. 1978 год.

Хоккеисты сборной СССР после вручения высоких наград (слева направо): Александр Пашков, Геннадий Цыганков, Борис Михайлов, Валерий Харламов, Владимир Петров и Владислав Третьяк. 1978 год.

Член сборной команды СССР по хоккею с шайбой Валерий Харламов.

Член сборной команды СССР по хоккею с шайбой Валерий Харламов.

СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО ХАРЛАМОВА. Валерий Харламов. Легенда № 17

СМЕРТЬ ВЕЛИКОГО ХАРЛАМОВА

Итак, в последний раз харламовское трио в своем первозданном виде выступало вместе в феврале 1980 года на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде. Затем трио было усечено — из прежнего состава в нем играли Харламов и Михайлов. Они играли вместе до 14 сентября 1980 года (последняя их официальная игра — СССР — ЧССР, которую наши выиграли 4:2, но Харламов и Михайлов голов тогда не забили). Потом из хоккея был вынужден уйти Михайлов. После этого Харламов и Петров вместе играли в ЦСКА до завершения чемпионата СССР (17 мая 1981 года). Армейцы тогда вновь стали чемпионами страны, набрав 77 очков (серебряные призеры, спартаковцы, набрали на 11 очков меньше). В десятку лучших бомбардиров турнира вошел Петров, занявший десятое место с 43 очками (19 забитых шайб + 24 голевые передачи).

Чуть раньше (в конце декабря 1980 года) Петрова вернули в сборную СССР, и он участвовал в турне по Голландии, играя в разных тройках и забив две шайбы. Харламова в то турне не взяли. Как и на очередной чемпионат мира и Европы, который проходил в апреле 1981 года в Стокгольме (Швеция). Петрова к играм на этом турнире привлекут — он будет выступать в одной тройке со своими партнерами по ЦСКА Сергеем Макаровым и Владимиром Крутовым. Их трио забьет 13 шайб, из которых на долю Петрова выпадет четыре шайбы.

Валерий Харламов. В августе 1981 г. его снова призовут играть за сборную СССР после того как он станет самым результативным форвардом команды ЦСКА в турнире на Кубок европейских чемпионов (Италия, 1981)

Что касается Харламова, то его привлекут к играм за сборную в середине августа 1981 года, когда начнется турнир на Приз газеты «Руде право». Привлекут не случайно, а после того, как 5–9 августа ЦСКА в 11-й раз выиграет Кубок европейских чемпионов, который на этот раз проходил в Валь-Гардене (Италия). В финальном турнире, где играли четыре команды, ЦСКА выиграл все три матча (у «ХИФК» (Финляндия), «Польди СОНП» (ЧССР) и «Брюнеса» (Швеция) и завоевал Кубок. При этом Валерий Харламов стал самым результативным форвардом, набрав 11 очков (2 забитые шайбы + 9 голевых передач). Так что взяли его в сборную не случайно.

Самое интересное, что Петрова туда уже не возьмут, поскольку он примет решение покинуть ЦСКА и уедет играющим тренером в Ленинград, в СКА, который, как мы помним, тренировал Борис Михайлов. Таким образом, несмотря на то, что Харламов и Петров после ухода Михайлова продолжат играть в хоккей, однако в национальной сборной вместе сыграть уже не сумеют. Их последнее совместное появление на льду датируется все тем же февралем 1980 года, когда легендарная тройка выступала в Лейк-Плэсиде.

Турнир «Руде право» проходил с 12 по 18 августа 1981 года в Швеции. Это был его первый этап, а второй должен был состояться в Праге в сентябре следующего года. Но Харламов до него уже не доживет. Однако на первом этапе советские хоккеисты выиграют все четыре матча. Харламов играл в тройке со своими молодыми коллегами по ЦСКА Сергеем Макаровым и Игорем Ларионовым. Однако из четырех матчей Харламов выступит только в трех и ни одного гола так и не забьет. По сути это был уже другой Харламов — менее виртуозный и взрывной, чем ранее. Что, в общем, понятно, поскольку и годы были уже не те, да и партнеры другие. Заменить Михайлова и Петрова никто не мог. Поэтому, когда в конце августа сборная СССР собралась улетать в Канаду, чтобы принять участие в Кубке Канады-81, Харламова туда не взяли. Причем кто-то считает это решение несправедливым, а кто-то вполне оправданным.

Обладатель Кубка европейских чемпионов по хоккею — команда ЦСКА

Вспоминает В. Фетисов: «Валера тренировался неистово, он был в прекрасной форме, и чувствовалось, что очень ждал турнира такого высокого ранга, понимая, что он станет последним для него. Мы паковали чемоданы, как вдруг Тихонов вызвал к себе Харламова. Через полчаса Валера вышел из тренерской. Ничего не объясняя, он пожал ребятам руки, что-то пролепетал о победе, развернулся и уехал. Как потом выяснилось, Тихонов „отцепил“ Харламова за какое-то прошлое нарушение режима…»

А вот как объясняет произошедшее сам В. Тихонов:

«Валерия не было в списках кандидатов в сборную команду страны, когда мы проводили тренировочный сбор. Однако он блестяще сыграл финальный матч Кубка европейских чемпионов, и потому мы пригласили Валерия в Скандинавию (на матч „Руде право“. — Ф. Р.), зная, естественно, заранее, что эти матчи ни в какое сравнение с тем, что предстоит выдержать в Канаде, не идут.

Харламов в составе сборной не тренировался, он готовился по плану ЦСКА не к началу, но к концу сентября, когда стартует чемпионат страны. Однако по уровню мастерства, по силе своего характера, мужеству своему Харламов всегда достоин выступления в сборной, характера у него, как говорится, на троих. Но вот по функциональной готовности… Валерий не набрал еще формы, и отставание его от партнеров было велико. Не было пока еще той двигательной мощи, благодаря которой этот блестящий форвард успевал действовать повсюду.

Мы с ним обстоятельно поговорили. Валерий в заключение сказал: „Виктор Васильевич, я все понимаю. Я действительно не в форме…“

Потом пришел Владимир Владимирович Юрзинов. Разговор продолжался втроем. Валерий пожаловался, что у него не хватает сил играть. Мы ему рассказали, что нужно делать, предложили программу действий.

Бегать надо по двадцать-тридцать минут каждый день. Тогда в ноябре-декабре ты уже будешь в хорошей форме. Отыграешь на турнире „Известий“ и начнешь готовиться к чемпионату мира…

Харламов ответил: „Я все понимаю, я дал вам слово… Почему вы мне поручаете работу с молодежью, я понимаю… Сделаю все, чтобы они играли…“»

Уже в наши дни Виктор Васильевич дополнил свои воспоминания следующими словами:

«Я повез в Канаду лучших. Вместо Харламова взял молодого Крутова, который был однозначно сильнее. Когда Харламов прогремел на весь мир? В 72-м. А в 81-м ему стукнуло 33. Никогда не говорил об этом в прессе, но у Харламова к тому моменту были напрочь разворочены голеностопы. Из-за этого потерял маневренность. Валерка-то обыгрывал всех на льду за счет своих подвижных голеностопов. Если ЦСКА он бы помог даже в таком состоянии, то в сборной уже терялся. Он и сам это осознавал.

Владимир Владимирович Юрзинов, прославленный советский хоккеист и тренер. Ныне председатель правления Молодежной хоккейной лиги

Накануне отъезда в Канаду мы разговаривали в бане. „Валер, ты не обижайся“. — „Виктор Васильевич, я все понимаю. Никаких обид. Вы ж меня сроду не наказывали, хотя часто по пьянке прокалывался“…»

В тот момент, когда сборная СССР была в Канаде, Валерий Харламов трагически погиб.

Как утверждают очевидцы, Харламов несколько раз говорил: «Я трагически погибну». Да и у его жены Ирины был один мистический случай. Ей кто-то нагадал, что она умрет в 25 лет. В начале 81-го она отмечала свое 25-летие и во время торжества, выйдя на кухню, сказала маме: «Ну вот, а мне говорили, что я не доживу…» Как оказалось, смысла предсказания она не поняла.

26 августа 1981 года Харламов отправился в аэропорт — встречать жену с маленьким сыном, которые возвращались с отдыха на юге, из Ялты. Через несколько часов он привез их на дачу в деревню Покровка под Клином, где тогда жили его теща и 4-летняя дочка Бетонита.

Место гибели Валерия Харламова. Надпись на монументе: «Здесь погасла звезда русского хоккея. Валерий Харламов»

Рассказывает Н. В. Смирнова:

«Ира приехала с юга немного простуженной и легла спать пораньше. В это время на даче жила семья моей старшей сестры, так что нам пришлось разместиться в другой комнате всем вместе. Но Валера лег не сразу, еще чего-то с ребятами повозился, а потом пристроился рядом с Сашей на кровати. Я предложила забрать внука к себе на диван, но он не согласился. Спал он плохо, несколько раз вставал, но не пил, не курил. Просто посидит-посидит, да и снова ляжет.

Утром встали рано, позавтракали. Ира с Валерой засобирались в Москву. Ира говорит: „Валера, ты не выспался, давай я поведу машину“. Тут я услышала, запротестовала: „Не давай ей руль, она без прав, да и погода вон какая хмурая“ Валера меня успокоил: „Не дам, надо торопиться, хочу на тренировку к одиннадцати успеть, так что сам поведу. Да еще Сережу надо домой завезти“ С ними поехал Сергей — племянник мой, он уже семейный был, из армии недавно вернулся. Короче, Валера сел за руль, и они уехали.

Я вскоре пошла в магазин за свежим хлебом. Со мной еще была сестра со своим внуком. Идем по улице, как вдруг подъезжает милицейская машина, и у сестры спрашивают, где, мол, теща Харламова живет. Я поняла: что-то случилось».

Трагедия произошла в семь часов утра 27 августа на 74-м километре Ленинградского шоссе. Сегодня уже трудно установить, почему, едва отъехав от деревни, Харламов вдруг позволил своей жене сесть за руль «Волги», однако факт остается фактом: в роковые минуты за рулем была Ирина. Дорога была мокрой, и женщина, видимо, не справилась с управлением. Автомобиль вынесло на встречную полосу, по которой на огромной скорости мчался грузовик. Все произошло так неожиданно, что его водитель не сумел толком среагировать, только вывернул руль вправо. И «Волга» врезалась ему в бок. Удар был настолько силен, что Валерий и Сергей скончались практически мгновенно. Ирина еще какое-то время была жива, и, когда пришедшие на помощь водители выносили ее из машины и клали на траву, она шевелила губами. Однако через несколько минут и она скончалась. Через десять минут к месту трагедии приехала милиция, которая опознала в мужчине, сидевшем на переднем сиденье «Волги», Валерия Харламова.

Бюст великого хоккеиста Валерия Харламова на Аллее спортивной славы ЦСКА. Установлен 29 апреля 2009 года, в день 86-летия Центрального Спортивного Клуба Армии

Рассказывает сотрудник ГАИ Лев Максимович:

«Когда я осмотрелся на месте происшествия, то почти сразу в деталях понял, что произошло. Все застыло, будто на фотографии: Харламов, как живой, сидел на переднем сиденье пассажира, руку протянул в сторону руля. Наверное, в последний момент он пытался помочь жене справиться с управлением. Его жена Ирина лежала в кювете и еще была жива. „Скорая“ стояла рядом. Врач суетился с ватными тампонами, пытаясь спасти ей жизнь. Двоюродный брат хоккеиста, сидевший на заднем сиденье, погиб на месте…

Я уверен, что смерть Харламова во многом цепь случайных совпадений. За день до аварии на этом участке меняли асфальт. В месте, где заканчивалось новое покрытие, образовался своеобразный выступ высотой пять сантиметров, который и стал причиной трагедии. Жена Харламова была неопытным водителем и, наскочив на кочку, потеряла управление. Машину закрутило на шоссе, и она столкнулась с „ЗИЛом“ который шел навстречу.

Скорее всего, они бы выжили. Но, видимо, судьба — грузовик, как назло, был до отказа набит запчастями. Дополнительный груз усилил и без того мощный удар. Да и асфальт в этом месте, словно нарочно, не оставил шансов на спасение. Новое покрытие, на которое попала „Волга“, во время жары было скользким как лед…»

Вспоминает друг Харламова Борис Полукаров:

«Последний раз я видел Харламова с женой накануне трагедии вечером. Мы встретились в центре Солнечногорска, и Валера попросил посмотреть „Волгу“ у него барахлил бензонасос, топливо подтекало. Я быстро исправил поломку. Валера угостил меня пивом, но оно было теплым, я его только пригубил. Они уехали к себе на дачу. Утром мы договорились встретиться в полдевятого, но Харламов вовремя не приехал, и я отправился по рабочим делам в Москву. По дороге заехал к Константину Бескову, позвонил знакомым, а те говорят, что Харламов погиб. Звоню в милицию, а мне дежурный говорит: „Да напились“ Но это глупость. В восемь утра он водку никогда не пил. Гнать по трассе они тоже не могли. После первой аварии Ирина боялась скорости. Быстрее, чем шестьдесят-восемьдесят километров, они не ездили…»

Уже через час после трагедии весть о ней разнеслась по Москве. А вечером того же дня мировые агентства сообщили: «Как сообщил корреспондент ТАСС, в автокатастрофе под Москвой сегодня утром погиб знаменитый хоккеист Валерий Харламов, тридцати трех лет, и его жена. У них осталось двое маленьких детей — сын и дочь…»

Как утверждают очевидцы, Харламов несколько раз говорил: «Я трагически погибну». Да и у его жены Ирины был один мистический случай. Ей кто-то нагадал, что она умрет в 25 лет. В начале 81-го она отмечала свое 25-летие и во время торжества, выйдя на кухню, сказала маме: «Ну вот, а мне говорили, что я не доживу…» Как оказалось, смысла предсказания она не поняла

Хоккеисты сборной СССР узнали об этой трагедии в Виннипеге, где готовились к Кубку Канады (он начнется 1 сентября).

Вспоминает В. Фетисов:

«Утром включили телевизоры, а там Валеркины портреты. Но тогда никто из нас толком по-английски не понимал. Так и не сообразили, что к чему. Уже потом, когда вышли на улицу и к нам стали подходить незнакомые люди и что-то говорить о Харламове, мы поняли: с Валерой случилась беда. Вечером прилетел наш хоккейный начальник Валентин Сыч и сказал, что Харламов погиб. Мы были в шоке. Все собрались и сначала хотели бросить к черту этот турнир и ехать на похороны. Но потом как-то так получилось, что решили остаться, во что бы то ни стало выиграть Кубок и посвятить победу Харламову. Так в итоге и получилось…»

Внесем некоторые дополнения к этим словам. 29 августа сборная СССР сыграла товарищеский матч со сборной Канады и проиграла 2:3 (видимо, новость о трагедии все еще довлела над нашими игроками). Однако на Кубке Канады советские хоккеисты собрались и действительно стали победителями, разгромив в финале чехословаков (4:1) и канадцев (8:1).

Могила Валерия Харламова и его близких на Кунцевском кладбище в Москве.

Легендарный хоккеист, вошедший в историю мирового хоккея. Заслуженный мастер спорта (1969). Многократный чемпион СССР (1968–79), Европы (1969–79), мира (1969–71,1973–75,1978–79) и Олимпийских игр (1972 и 1976). Был одним из результативнейших хоккеистов, лучшим бомбардиром чемпионата СССР 1971 (40 голов) и Олимпийских игр 1972 (9 голов). В 1972–1973 лучший хоккеист года в стране. Погиб в автомобильной катастрофе 27 августа 1981 г. вместе с женой, которая и вела автомобиль.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

СВАДЬБА И АВАРИЯ ОДНОВРЕМЕННО. Валерий Харламов. Легенда № 17

ЗИГЗАГИ СУДЬБЫ: СВАДЬБА И АВАРИЯ ОДНОВРЕМЕННО

Несмотря на провальные итоги мирового первенства, игроки харламовской тройки не унывали. Так, Борис Михайлов именно поздней весной 1976 года купил себе дачу (больше никто в том ЦСКА таковой не имел), а Валерий Харламов женился на своей девушке, матери их общего сына Александра — Ирине. Это случилось в пятницу, 14 мая 1976 года.

Вспоминает теща Харламова Н. В. Смирнова: «Валерий одно время не проявлял активности в плане женитьбы. Говорил Ирине: „Вот выиграем серию — женюсь“ — „А если не выиграете?“ — спрашивала Ира. — „Все равно женюсь“, — смеялся он. Но кто знает, что у него было в голове?

Я сама растила дочь одна и знаю, как это тяжело. Неужели, думала, Сашенька останется незаконнорожденным? А ведь в Ирину был влюблен парень, который готов был взять ее в жены с чужим ребенком. Я было начала уговаривать дочь согласиться на брак, но Ирина отрезала: люблю только Валеру…»

После посещения ЗАГСа молодожены отправились в ресторан «Звездное небо», располагавшийся в самом модной гостинице того времени — «Интуристе», где их уже ждало больше сотни гостей. Веселье продолжалось до глубокой ночи. Уже под утро, когда мать невесты Нина Васильевна будет разбирать многочисленные подарки, преподнесенные молодоженам гостями, ей в руки попадется бюстик с изображением Харламова. «О Боже! — всплеснула руками теща. — Это кто же додумался? Будто на могилку Валеры». К сожалению, дурные предчувствия не обманут женщину, о чем разговор будет впереди.

С Александром Мальцевым, 1976 год (из коллекции Геннадия Кольдина)

Между тем спустя две недели после свадьбы молодожены едва не погибли, попав в автомобильную аварию. На календаре было 26 мая 1976 года.

Авария произошла ночью на Ленинградском шоссе (Харламовы возвращались из гостей). Виноват был Харламов, который частенько лихачил и не раз попадал в аварии. Как вспоминает журналист О. Спасский:

«Валерий ездил отчаянно. О необходимости соблюдать правила вспоминал не всегда. Более лихим водителем среди хоккеистов ЦСКА был, на мой взгляд, только Сергей Макаров. Говорю, правда, только о тех армейцах, в машинах которых довелось ездить…»

Итак, Харламов на одном из участков трассы решил обогнать грузовик. Навстречу шла другая грузовая машина, но Харламову показалось, что он успеет проскочить между ними. Спортсмен ударил по газам, но в следующую секунду увидел, что из-за встречной машины выскакивает, идя на обгон, еще один лихач — на такси. Харламов вдавил ногу в педаль тормоза, однако было поздно — его «Волга» врезалась в телеграфный столб.

В этой аварии сильнее всех пострадал Харламов: у него оказались сломаны правая нога, несколько ребер и было сильнейшее сотрясение мозга (Ирина отделалась переломом пятки и сотрясением мозга). Пострадавших доставили в 67-ю городскую больницу, а изуродованную «Волгу» привезли на территорию Дворца спорта ЦСКА. Когда в клубе узнали об этом, тут же позвонили домой врачу команды Олегу Белаковскому. На удачу тот оказался дома и примчался сначала в ЦСКА, а потом помчался в 67-ю. Быстро договорившись с тамошними врачами, он уже через пару часов перевез Харламова и Ирину в более комфортабельную лечебницу — Главный военный госпиталь в Лефортово. Там за выздоровление пострадавших взялся хирург-виртуоз Андрей Сельцовский.

Валерий Харламов, старший ординатор травматологического отделения Главного военного госпиталя имени Бурденко А. П. Сельцовский, врач сборной команды СССР по хоккею О. М. Белаковский. Трудное возвращение Валерия в строй после аварии 1976 года

Рассказывает мама Ирины Н. В. Смирнова:

«Какое-то время после свадьбы Ира с Валерой жили отдельно от меня (Нина Васильевна жила на „Авиамоторной“, а молодожены в холостяцкой „однушке“ Харламова в Тушино. — Ф. Р.). Однажды звонят мне на работу: посидишь ли завтра с маленьким Сашей, они куда-то в гости собрались. Условились, что они еще перезвонят. На другой день я жду звонка, думаю, может, нашли кого в няньки, как вдруг звонит знакомая и говорит, что они на своей „Волге“ разбились…»

Два месяца Харламов провел на больничной койке и почти все это время нему приходили посетители, причем как знакомые, так и совершенно неизвестные. Когда врачи попытались ограничить этот поток и ввели строгую пропускную систему, приятель Харламова, защитник ЦСКА Владимир Лутченко, нашел выход — собственноручно раздвинул решетку в одном укромном месте, «пробив» тем самым проход.

В августе Харламов впервые встал на ноги и сделал первые самостоятельные шаги по палате. Тогда же он внимательно стал следить за перипетиями первого розыгрыша Кубка Канады, который стартовал в Монреале 31 августа. Будь Харламов здоров, обязательно бы участвовал в этом турнире. Впрочем, может быть, и нет. Почему? К руководству сборной тогда пришел новый тренер — Виктор Тихонов из рижского «Динамо», который решил начать процесс резкого омоложения национальной сборной. Поэтому на Кубок Канады он повез экспериментальную сборную, из которой выпали ветераны: помимо Харламова в ней отсутствовали его партнеры по тройке Борис Михайлов и Владимир Петров, защитник Геннадий Цыганков, а также спартаковские нападающие Александр Якушев и Владимир Шадрин. В итоге на том турнире наша команда заняла третье место, а первые два достались канадцам и чехословакам.

О. М. Белаковский (врач сборной СССР по хоккею): «…Шло время, Валера стал потихоньку ходить. Настал день, когда мы все вместе приехали в ЦСКА. Валера пошел в раздевалку, надевая коньки, невероятно волновался, дрожали руки. Попросил клюшку, как он сказал — „для уверенности“»

Осенью 1976 года Харламов вернулся на лед (сначала играл с юношами из ДЮСШ ЦСКА), хотя у врачей на этот счет были большие сомнения. Впрочем, даже после этого многие продолжали сомневаться в том, что он сможет стать прежним Харламовым, а не его бледной копией. Чтобы помочь ему быстрее адаптироваться, его коллеги по спорту делали все возможное.

Первая игра Харламова после автокатастрофы состоялась 16 ноября 1976 года во Дворце спорта в Лужниках. ЦСКА играл против своих земляков из «Крыльев Советов». Вспоминает врач армейской команды Олег Белаковский:

«Накануне первой игры Валерия после аварии я поехал в „Крылья Советов“ и с разрешения тренера Бориса Кулагина выступил перед ребятами. Я сказал, что Валера Харламов впервые после аварии выходит на лед, и попросил их отнестись к нему по-человечески. Ребята меня поняли и очень бережно сыграли против него. После игры я позвонил генерал-лейтенанту, замначальника ЦСКА по медицинскому обеспечению, который однажды накричал на меня, когда я его уверял, что Валера будет играть. Я доложил: „Сегодня после тяжелой травмы старший лейтенант Харламов впервые играл и забил шайбу“. В трубке прозвучало „Спасибо“ и раздались гудки…»

Свою шайбу Харламов забил уже на 4-й минуте игры, чем поверг трибуны в неописуемый восторг — ему аплодировали все, даже болельщики «Крылышек». Отыграв два периода, Харламов в третьем сел на скамейку запасных, поскольку играть весь матч ему еще было тяжело (вместо него вышел Вячеслав Анисин, перешедший в этом сезоне в ЦСКА из… «Крыльев Советов»). В тот день армейцы выиграли 7:3. Сам Харламов об этой игре вспоминал следующее:

«Играл я тогда как в тумане. И не потому, что был слаб. Функционально я уже восстановил форму. Просто я видел, что ребята оберегают меня — и партнеры, и противники. И тронуло меня это необыкновенно. Значит, нужен я. Значит, ценят. Ощущение такое — вот-вот разревусь. Еле совладал с нервами…»

Харламов восстанавливался после аварии, обретал привычную уверенность и надежность. Как всегда восхищал своих поклонников. Во время восстановления, по рекомендации Тарасова, Харламов тренировался с ребятами детской хоккейной школы ЦСКА — один против 7–8 мальчишек

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как погиб Валерий Харламов на самом деле

27 августа 1981 года не стало знаменитого советского хоккеиста Валерия Харламова. Несмотря на то, что после его гибели прошло много лет, до сих пор существуют несколько версий, почему на самом деле закатилась звезда советского хоккея.

В 1981 году Харламов объявил, что заканчивает спортивную карьеру, и единственная цель, которая у него осталась – выиграть первый Кубок Канады. Турнир должен был состояться в Виннипеге в конце августа. Но на последней тренировке, тренер команды Тихонов заявил, что Харламов в Канаду не едет. Эта новость была для Валерия как гром среди ясного неба. Как вспоминают его коллеги по команде, Харламов старался изо всех сил, тренировался сверх нормы. После разговора с тренером Харламов пожелал победы ребятам по команде, пожал каждому руку и уехал. Как оказалось позже, Тихонов наказал Харламова за какое-то из прошлых нарушений режима. По мнению некоторых хоккеистов, если бы Тихонов не поступил так по отношению к Валерию, он бы не поехал на дачу, и остался бы жив. Тихонов же настаивал, что не взял Харламова в сборную  из-за плохой функциональной подготовки.

26 августа Харламов встретил из аэропорта жену с сыном, и отвез их на дачу в деревню Покровка под Клином, где их ждали четырехлетняя дочь и теща. Харламов всю ночь не спал, так как сильно переживал из-за того, что его не взяли в сборную. Утром нужно было ехать в Москву, поэтому жена Харламова - Ирина, переживая за его физическое и моральное состояние, предложила сесть за руль.

Трагедия случилась на Ленинградском шоссе (74 километр). Дорожное покрытие в тот день было мокрым из – за дождя, и это, по одной из версий и стало причиной трагедии. Ирина просто не смогла справиться с управлением. Кроме того, ездить она училась на другой машине – "Москвиче", да и стаж ее вождения был не велик. Их "Волга" выехала на встречную полосу и врезалась в грузовик. Все произошло очень быстро, и водитель грузовика не успел вовремя среагировать, а то что он был еще и груженый, не позволяло водителю быстро совершить маневр и съехать в кювет.

От полученных травм Сергей (двоюродный брат Ирины) и Валерий погибли мгновенно, а Ирина вылетела на дорогу через лобовое стекло и умерла через несколько минут после мужа и брата. Прибывшие милиционеры узнали в погибшем Валерия Харламова. Весть о трагедии разнеслась по Москве всего за несколько часов.

Причиной ДТП мог так же стать недавно положенный асфальт, на котором некоторое время остается небольшая масляная пленка. В сочетании с дождем асфальт стал скользким, и управлять машиной было трудно. На момент аварии спидометр автомобиля заклинило на отметке 110 км, но в официальном протоколе стоит цифра 60 км. С этой цифрой соглашаются и друзья Харламовых, потому что Ирина была неопытным водителем и быстро не ездила.

По стечению обстоятельств, неподалеку места аварии, меняли асфальт, и одно из колес Волги оказалось на новом выступающем асфальте, а второе - на старом покрытии, которое было на 7 см ниже от нового покрытия, из – за чего произошел занос и машина выехал на полосу встречного движения.

Хоккеисты сборной СССР о произошедшем узнали уже в Виннипеге. На похороны они не приехали, но пообещали выиграть турнир в память о погибшем товарище. В финале сборная СССР разгромила канадцев со счетом 8:1.

Валерий Харламов, №17

Тридцать лет назад, а именно 27 августа 1981 года на 74-м километре Ленинградского шоссе разбился Валерий Харламов вместе с женой Ириной. Он ушел 33-летним. Таким и остался в нашей памяти. Может быть, Валерий Харламов и впрямь не был самым лучшим, но самым любимым был точно. Потому что все сошлось — талант, характер, судьба. Смерть отняла все, кроме этой любви, масштабы которой сейчас трудно представить

 

ИТАР-ТАСС

Великая тройка: Харламов — Михайлов — Петров

Тридцать лет назад, а именно 27 августа 1981 года на 74-м километре Ленинградского шоссе разбился Валерий Харламов вместе с женой Ириной. Он ушел 33-летним. Таким и остался в нашей памяти.

…И нечего спорить, кто более великий. Их у нас много, все достойны памятника — и те, кого уже нет с нами, и те, кто, слава богу, жив. Может быть, Валерий Харламов и впрямь не был самым лучшим, но самым любимым был точно. Потому что все сошлось — талант, характер, судьба. Смерть отняла все, кроме этой любви, масштабы которой сейчас трудно представить.

В то, что случилось 27 августа на мокрой дороге, мир не сразу поверил. Да никто не мог поверить — ни здесь, ни за океаном, куда сборная СССР улетела тремя днями раньше без Харламова. Уже вся Канада знала, а наши хоккеисты, его друзья и товарищи — не знали. Когда поняли, первым порывом было — улететь в Москву, на похороны. Что по тем временам не представлялось возможным.

Валеру они навестят на Кунцевском сразу после прилета. Победа над родоначальниками хоккея получилась феерической — 8:1, но без Валерия Харламова она была неполной.

У нее был очень горький вкус.

…«Испанская грусть» в нем проявилась не сразу — пожалуй, только в последние, очень нелегкие для него годы. Он не был баловнем судьбы, он таким мог казаться — сразу после дебютного чемпионата мира-1969 он из перворазрядника превратился в заслуженного мастера спорта. Я помню этот первый из двух спаренных стокгольмских чемпионатов, на котором дебютировала в полном составе великая тройка Михайлов — Петров — Харламов. Они сыграли так, словно были в сборной всегда. И если солидность старших по возрасту и более опытных Михайлова и Петрова воспринималась нормально, то игра Харламова поражала сразу. Партнеры действовали потрясающе, но их игру можно было объяснить, а действия 17-го номера объяснению не поддавались. Он потом не раз будет говорить, что сам не знает, как будет действовать в следующий момент. Если даже Харламов слегка лукавил — это было творчество высшего порядка.

На коньки его в пять лет поставил отец Борис Сергеевич, рабочая косточка, человек умный и скромный. Мама, урожденная Орибе Абат Хермане, увлечения не одобряла (откуда у увезенной в 12 лет из охваченной войной Испании девочки могла возникнуть любовь к хоккею?), но потом смирилась. В 1962-м Валера попал в школу ЦСКА, и как-то вскоре сам Анатолий Тарасов похвалил его за стойкость и напутствовал словами: «Никого не бойся!» Харламов запомнил.

Тарасов его тем не менее не сразу разглядел. Уже на пороге взрослого хоккея в 19 лет Харламова отправили «служить» в чебаркульскую «Звезду» из-за отсутствия перспектив попадания в основной состав. В этом городке близ Челябинска (озерный край, красивейшая природа) «сосланный» пахал так, что увидевший его в матче с калининским СКА МВО другой великий тренер Борис Кулагин настоял на том, чтобы Харламова вернули в главную команду.

Ставший впоследствии известным хоккеистом Вячеслав Анисин рассказывал мне, что в мощном атлете не сразу узнал того Валерку, с которым играли в юношеской команде ЦСКА. Он прибавил во всем буквально за полгода, и через какое-то время стал партнером Бориса Михайлова и Владимира Петрова. А заменил он в этом звене не кого-нибудь, а заслуженного ветерана и любимца публики, технаря и виртуоза Вениамина Александрова. Дальше был яркий дебют в сборной на Призе «Известий», чемпионат мира в Стокгольме — и жизнь в лучах славы.

Их тройку пытались разбить вначале по прихоти великого самодура Тарасова — и уже после Анатолия Владимировича в «суперсерии века» осенью 1972-го, если кто помнит, Валерий Харламов играл в одном звене с Александром Мальцевым и Владимиром Викуловым. Канада превознесла его, не зная, что Харламов может быть еще лучше (кто-то из больших канадских мастеров скажет, как пригвоздит: «Другого такого нет»), но не зря же, находясь в зените славы, Валерий напишет: «Именно Володя и Борис сделали меня Харламовым».

Старшие товарищи платили ему тем, что никогда не ревновали к его славе. Для них он был и остается просто Валеркой, и здесь не надо искать ни желания принизить, ни желания примазаться — и Владимир Петров, и Борис Михайлов, сами величайшие мастера, знают то, чего не знаем мы. Не случайно именно по инициативе Владимира Петрова была предпринята попытка снять игровой фильм о судьбе их товарища.

Попытка получилась вполне достойная (будучи в жюри кинофестиваля «Золотой шлем», я сам голосовал за то, чтобы дать картине Гран-при). Но у нас, в отличие от Северной Америки, образов кумиров, как бы они талантливо ни были воссозданы в кино, не любят. У нас любят самих кумиров, а мифотворчество происходит как бы само собой, искусство тут не помощник.

Может, это происходит еще и потому, что такие редкие люди, как Валерий Харламов, сами по себе несли в себе такой мощный творческий заряд и обладали такой силой воздействия, что попытка повторить это в любом виде заранее обречена.

…Валерий Харламов разбился не потому, что жестокий Тихонов не взял его на Кубок Канады — хотя весь драматический сюжет августа 81-го вполне укладывается в эту удобную (и имеющую основания) версию. Да, суровый Тихонов после катастрофы Лейк-Плэсида строил новую команду, сантиментов он не признавал, а кумиров для него не существовало. Он и к себе относился так же жестко, как и к другим. И в Канаду поехал не стареющий гений Валерий Харламов, а юный Володя Крутов.

«Что было бы, если…» — не для этой истории. Никто не знает, что было бы. Время Харламова уходило не потому, что ему было уже 33 (сейчас это для хоккеиста не возраст). Уходило время «хоккея Харламова» в сгущавшейся атмосфере безвременья.

Советскому хоккею останется жизни на десять лет, как и стране. Но что-то страна невозвратимо потеряет еще в том уже далеком августе 81-го.

Останется полутонная шайба в качестве памятника на 74-м километре Ленинградского шоссе и наша общая с вами память о человеке, которого любили все.

С ушедшим из жизни в январе 2010-го Борисом Сергеевичем Харламовым, встречаясь в Ледовом дворце ЦСКА, мы о высоких материях не разговаривали. Но глядя на этот хоккей, Харламов-старший вдруг произносил: «А Валерка… Да, Валерка…».

И сразу все становилось понятно.

Читайте в понедельник: Дуэль Кларк—Харламов. Эпизод, изменивший хоккей.  Материал Андрея Колесникова